Fox

Лучший друг, глава 15"Светка"

Светка

На следующее утро Кирилл не пошел в школу. Ночью ему стало плохо. Его колотил страшный озноб, а потом показалось среди ночи, что в комнату кто-то вошел и пытается стащить его с кровати. Кирилл распахнул широко глаза и увидел что-то черное и бесформенное. И на месте лица у него зияла пустота. Мальчик закричал и в его комнату прибежала мама. Она потрогала его лоб и всплеснув руками побежала к таксофону звонить «03». Приехавшие врачи диагностировали сильную простуду. Что именно, Кирилл не помнил, То ли ОРЗ то ли грипп. Ему делали какие-то уколы. Толстый доктор в очках и с пышными усами сказал, что опасность миновала, хотя температура подскочила под сорок. Госпитализировать его не стали, оставив какие-то таблетки и ампулы с лекарством. Мама, которая проходила курсы фельдшеров, и сама могла ставить уколы. Врач успокоил ее, сказав, что все будет нормально. Но на всякий случай рекомендовал если уж совсем будет плохо, то пусть снова вызывает «скорую» и они увезут парня в больницу.



Кирилл пребывал в том пограничном состоянии, когда явь похожа на бред и наоборот. Ему все казалось, что он до сих пор сидит там, в погребе, но уже без Славки. Славка куда-то пропал и мальчик пытался встать с кровати и куда-то идти. Но чьи-то руки вновь укладывали его обратно. Потом он заснул.


***

Солнце пробивалось сквозь занавеску и падало мальчишке прямо на лицо. Сначала он пытался закрыться одеялом и отвернуться к стене, но каким-то образом почувствовал, что в комнате кроме него есть еще кто-то. Кирилл перевернулся на спину и посмотрел в сторону стола. За столом сидела Света, подперев кулаками подбородок и читала книгу. Время от времени она слюнила палец, чтобы перевернуть страницу, затем ее взгляд упал на Кирилла.
- Ты как?
- Получше. Только голова кружится и есть охота. А ты чего здесь делаешь?
- А меня тетя Лида, то есть, мама твоя попросила посидеть с тобой. Она в город поехала, кажется, на рынок
- А-а, - Кирилл не знал, что сказать и сидел в кровати молча, подложив подушку за спину.
- Я сейчас, - Светка вскочила с табуретки и выбежала в кухню.
Кирилл в это время нырнул рукой под кровать и нащупав там свое трико моментально натянул на себя, а потом вновь спрятал ноги под одеяло. «Не хватало еще Светке меня в трусах видеть», - подумал он.
Даже от такой, обыденной вроде, процедуры у него закружилась голова, а к горлу подкатила тошнота. Мальчик сглотнул несколько раз и вновь почувствовал сильное ощущение голода.
«Чего там Светка делает?» - подумал он.
Одноклассница как раз вернулась из кухни, держа в одной руке пиалу, от которой поднимался вверх пар, а в другой ложку.
- Тут твоя мама курицу варила, велела, чтобы как проснешься, бульон похлебал. Какие-нибудь куски тебе сейчас вряд ли полезут. Тебе  помочь? – Света примостила пиалу на стул возле кровати и Кирилл, унюхав запах куриного бульона, вновь усиленно сглотнул. На этот раз от голода.
- Да сам я, - пробурчал он, взяв со стула ложку и наклонившись над пиалой принялся усердно черпать бульон и обжигаясь глотать.
- Подожди, пока остынет, - Света наблюдала за ним, сидя на стуле.
Кирилл испытывал неловкость и вместе с тем ему было приятно, что Света сейчас находится здесь. От волнения у него начали краснеть уши, но девочка ничего не замечала, то глядя, как Кирилл пьет бульон, то опуская руку вниз, чтобы погладить Барсика, который терся тут же. Кот довольно щурился и тоже поглядывал на хозяина, глотавшего бульон. Кирилл погрозил ему ложкой и кот демонстративно повернулся к нему задом, а потом запрыгнул на колени к Свете.
- Эх ты, я же забыла совсем! Подожди, - Света вновь выбежала из комнаты, а потом зашла неся стакан воды. Другую руку она протянула раскрытой ладонью и Кирилл увидел на ней горсть таблеток.
- Это что?
- Это тебе врач выписал. Сказал, что уколы уже можно не делать, но таблетки еще нужно попить. И еще неделю, как минимум, дома сидеть.
Кирилл выпил таблетки, а потом, допив бульон прямо из пиалы, откинулся на подушку.
«Неделя безделья. Можно будет к Славке сходить. Интересно, а ему там тоже бульон подносят? Людка Ермолина, небось, суетится», - вспомнив давешний разговор Кирилл ухмыльнулся. Их одноклассники сейчас сидят на уроках, а за ними тут одноклассницы ухаживают. При мысли об «ухаживании» Кирилл вновь ощутил, как кончики ушей наливаются кровью, и потер их как бы невзначай.
- А ты как тут вообще оказалась-то? – повернулся он к Свете.
- Так там уже вся школа знает, что вы со Славкой в заброшенный дом лазили и в погреб упали. Говорят, что за вами гнался кто-то?
- Свинцов небось набрехал? Никто за нами не гнался, - мальчик лежал на спине и смотрел в потолок. – А в погреб один Славка упал. Это я за ним туда полез, чтобы  с ним посидеть, пока взрослые не придут.
- А чего Сашка не остался? Вы вроде водитесь с ним…
Кирилл молча пожал плечами.
«Не рассказывать же ей, что да к чему. Да и про ружье опять же…».
При мысли о ружье Кириллом овладело волнение. Может быть, Свинцов его спрятал где-нибудь. А может, принес домой и отдал отцу. Мальчишка отогнал дурные мысли и повернулся к Свете Кузнецовой:
- Так ты мне не ответила, как ты тут-то оказалась?
- А-а, - Света сделала вид, что стряхивает невидимые крошки с юбки. На ней была черная юбка от школьной формы, а верх был затянут в толстый шерстяной свитер. На ногах были тоже шерстяные носки, которыми она возила по полу, болтая ногами. Света и имени своему соответствовала в полной мере. Волосы у нее были такого светло-желтого цвета…
«Сивые»,  - вспомнил Кирилл. Но он вряд ли назвал бы Светку сивой. Это пацана они одного называли сивобашим – «Сивая башка, дай пирожка»…
 - Классная наша сказала, что вас необходимо проведать. К тебе тут ребята приходили, но ты спал. И к Славке тоже пошли. Они на перемене к нему бегали, а с ними Людка Ермолина из 7-го класса увязалась.
Девочка пожала плечами, как бы в недоумении.
«Ну, точно – подумал про себя Кирилл – значит Славка там не один».
Его охватило какое-то радостное чувство за друга.
- Эх, я бы тебя в библиотеку послал. Что-нибудь почитать бы принести, а то от скуки загнуться можно. Да сегодня она не работает.
- Почему же не работает? Все работает. Хочешь, схожу? – девочка поднялась в готовности сбегать за книжками для Кирилла.
- Да потому не работает. Потому что во вторник библиотеки обычно закрыты. А то ты не знаешь, что для них всех один день стандартный заведен.
- Вообще-то сегодня четверг, чтоб ты знал.
- Как, четверг?.. – Кирилл осекся. Это значит, что он провалялся в бреду несколько дней. – Вот, блин, а я думал вторник сегодня.
- Да ты что! У нас тут во вторник такое было. Весь Речной на голове стоял. Тут дети пропали, а их собачий безбожник разыскал. Его теперь все ходят, благодарят.
- Какие дети, и при чем тут собачий безбожник? Он же вроде не общается ни с кем. К нему взрослые подойти-то боятся, а ты – дети…
Собачьим безбожником в Речном называли одного местного жителя. Это был довольно странный тип, которого все побаивались. Правда, некоторые относились к нему с нотками уважения. Это, примерно, как уважают и боятся молнию, которая никогда не знаешь, куда шарахнет. Может прямо в то место, на котором ты стоишь. Дядя… Денис, кажется.
«Точно – вспомнил Кирилл – собачьего безбожника зовут дядя Денис».
Но в поселке иначе как собачьим безбожником его никто и не называл. Уж кто дал ему такое странное прозвище, сейчас и не вспомнишь, но на то были особые причины.
Собачий безбожник жиле рядом с заколоченным зданием пожарной части. И, говаривали, будто бы даже работал там некоторое время. Его дом находился рядом с депо, для которого потом отстроили здание на другом конце поселка, а здесь, кроме безбожника, никто больше и не жил. Его дом находился прямо в конце переулка, в тупике. С одной стороны переулка стоял бетонный забор, за которым кроме пустыря и каких-то вбитых свай непонятно для каких целей, больше ничего и не было. С другой стороны было депо. Но деревянный барк булл уже несколько лет заброшен и окна заколочены досками. За бараком тоже был пустырь, на который никто не совался, так как туда выходили окна дома, в котором обитал собачий безбожник. По уверениям пацанов, на его окнах, выходящих на территорию депо, не было занавесок и кому-то даже удалось разглядеть на стенах обиталища головы животных, висевшие на стене. Дядя Денис жил совершенно один, если не считать собаку весьма странного вида и со странным поведением. По телосложению она была похожа на дворняжку, но окрасом напоминала скорее гиену, которых Кириллу приходилось видеть по телевизору. Одно ухо у собаки торчало вверх, а кончик другого висел. Она появлялась в Речном вместе с  собачьим безбожником, который ходил или в магазин или на почту или еще куда. Но нередко ее можно было заметить и одну. Животное бегало по поселку, постоянно что-то вынюхивая. А когда она пробегала рядом с домами, где сидели цепные кобели, то те сходили с ума, начиная выть. Как зовут собаку, тоже никто не знал, а хозяин подзывал ее коротким свистом. Один раз Кирилл с Васькой видели, как откуда-то из переулка к собаке выбежали какие-то два пса, превосходивших ее размерами больше чем вполовину. Они неслись со вздыбленными холками и ребята уже предвкушали грызню. Но собака отреагировала весьма странно. Она села на землю и набычившись смотрела прямо на собак. Те остановились как вкопанные, не переставая рычать, а потом вдруг поджали хвосты и потрусили обратно в проулок, откуда убежали. Это осталось загадкой для ребят. Псина эта никогда ни на кого не бросалась и не лаяла. Даже котов она игнорировала. А когда ее попытались подманить она только смотрела, но не подходила и никого к себе не подпускала. И это было очередной загадкой.
Собачий безбожник также отличался весьма странным поведением. Мужик этот практически ни с кем не разговаривал. Разве что кивал еле заметно, когда с ним здоровались. Носил он шляпу странного покроя, как у ковбоев с рисунков из книг Майн Рида или Джека Лондона, и темный плащ. Когда было жарко,  плащ он оставлял дома и ходил в клетчатой рубахе с короткими рукавами. Голову держал постоянно опущенной, пряча лицо то ли от солнца, то ли от любопытных людских взглядов. Бригадир с местной базы,  здоровенный сорокалетний мужик, один раз даже подрался с собачьим безбожником. Но дракой это можно было назвать весьма условно. Бригадир с мужиками выпивали после работы, а тут как раз мимо шел собачий безбожник. Бригадир, который был уже на веселе, предложил мужчине выпить, а когда тот не отреагировав прошел мимо, мужчина воспринял это за оскорбление. Он дал знать своим работягам сидеть на месте, а сам догнал собачьего безбожника и развернул его к себе за плечо. Вернее,  сделал попытку развернуть. Детина весом под сто килограммов и на голову выше дяди Дениса не успел опомниться, как уже лежал в пыли. Спина болела от удара о землю, а на груди сидел собачий безбожник. Работяги было кинулись на выручку, но тот поднял голову и окинул троицу таким взглядом, что им сразу перехотелось вмешиваться. Между тем, собачий безбожник наклонился к уху поверженного мужика и что-то ему прошептал, а потом встал. Бригадир выглядел как ошпаренный кот. Он ничего не сказал, молча отряхивая от пыли, а безбожник пошел дальше.  Что именно он прошептал бригадиру, тот так никому никогда и не рассказал.
Почему дядю Дениса называли «собачий», было понятно. Просто из-за собаки, которая ходила за ним, как привязанная. А вот почему «безбожник»… Это Кирилл и ребята сами поняли  после того, как заметили, что дядька, проходя мимо заброшенной поселковой церкви, плюет в ее сторону, как-то так странно, циркая слюной сквозь зубы. Видимо, с этим была связана некая старая и может быть даже страшная история. Об этом, как говорили, могла знать баба Аля, единственная обитательница поселка, которая знала собачьего безбожника очень давно и единственная, с кем он общался. Но она давно померла, унеся тайну в могилу. А больше и спросить было не у кого.
- Так что там, с детьми? – Кирилл оборвал воспоминания и повернулся к Свете, которая уже успела отнести пиалу на кухню и зачем-то вытирала несуществующую пыль с письменного стола.
Света бросила тряпку, и усевшись у Кирилла в ногах, отчего мальчишке стало вдруг немного жарковато, прислонившись спиной к стене, принялась рассказывать…