Fox

Лучший друг, глава 20 "Свинцов"

Найда неслась во весь опор, волоча санки, на которых сидел Степанович. Позади него, держась за плечи, приспособился Кирилл. Санки летели под гору с сумасшедшей скоростью. Славкина собака мчалась впереди них, прижав уши, и, похоже, не думала останавливаться.
- Славец! – проорал на ухо приятелю Кирилл. – Кажись, твоя барбосня решила нас угробить!
- Не боись! - проорал в ответ Степанович, повернув голову в сторону приятеля. От этого неосторожного движения у него с головы слетела шапка. Он схватился за голову, одной рукой придерживая постромки, а потом попытался посмотреть назад.
- Потом подберешь, - сказал ему Кирилл.
Вскоре крутой склон горы остался позади. Санки с сидевшими на них пацанами помалу сбавили скорость. Да и Найда немного запыхалась, свесив набок розовый, как докторская колбаса, язык.




Мальчишки слезли с саней и стояли тяжело дыша, словно это они тащили сани, а собака погоняла их.
- Слушай, ну она у тебя прямо танк, - сказал Кирилл, а потом обернулся назад. – А вон и Васька уже летит с твоей шапкой.
- Собака что надо. Я помню, на Веселую с ней вышел первый раз. Сомневался еще, что санки тащить будет. Потом сел, а она как поперла!
Подбежал Васька и остановился, запыхавшись. Он отдал Степановичу слетевшую с него шапку, а потом спросил:
- А нас когда повезешь?
- Подожди, дай собака отдохнет.
Васька подошел к собаке и, опустившись перед ней на корточки, погладил Найду по голове.
- Устала, устала, собачка.
Найда смотрела на него, щуря глаза каждый раз, как Васькина рука в варежке опускалась ей на голову. Потом нагнулась и начала грызть снег.
- Да она у тебя пить хочет. Может, в колонку ее сводим? – Василий посмотрел снизу вверх на стоявших приятелей.
- Не надо ей воды, она и снегом напьется. Это же лайка, хоть и помесь.
- Ну и что, что лайка, - Васька не понял, видимо, плохо разбираясь в собаках.
- Да то. На севере, думаешь, им пить что ли дают? Там вода в момент замерзает. Они всю зиму снегом жажду утоляют. У Найды вон тоже северные замашки. Как мороз ударит, так она в конуре не спит.
- Что ж ты ее, себе в постельку берешь? – подковырнул приятеля Кирилл.
- Сам ты, в постельку… Она у меня в сугробах спит. Закопается и сидит там, как медведь в берлоге. Ей, наверное, там не холодно. Я-то сначала не знал. Во двор выхожу - Найды нет. А мы ее как раз с цепи спустили. Ну, думаю, сбежала. Начал свистеть, смотрю – из-под снега нос торчит, а потом и голова вся вылезла. Она там сидела, а ночью снег пошел и присыпал ее.
- Здорово, - восхищенно произнес Неверов и снова погладил собаку.
С горы уже спустились Борька и Свинцов, которые шли вразвалку, словно комсомольцы с субботней дискотеки.
Кирилл, как и остальные не виделся с Сашкой с Нового года, когда он напился бражки. В общих компаниях ребята стали встречаться все реже. Сашка то появлялся, то его не было видно по несколько дней. Потом выяснилось, что он иногда гужуется с парнями года на два постарше, которые еще в позапрошлом году окончили восьмилетку и ушли учиться в профтехучилище – ПТУ.
- Степаныч, теперь наша очередь, - сказал Сашка, усаживаясь на санки. – А то, блин, темнеет уже, а мы так и не прокатились.
- Раньше приходить надо было. Мы тут уже часа три почитай.
- Раньше у меня дела были, - отрезал Свинцов с высокомерным видом. – Не мог никак.
- Дела-а, - протянул Славка. – С батей самогон что ли гнал?
- Вроде того, ну так ты нас прокатишь или как?
- Ты с санок-то слезь. Или, думаешь, Найда тебя в гору попрет?
- А, ну да, - Сашка соскочил с санок, и все пятеро, не считая собаки, отправились наверх.
Кирилл специально отстал и теперь они со Степанычем шли позади всех. Так их никто не мог слышать.
- Слушай, Свинцов в последнее время какой-то странный стал.
- Чего тут странного? – Славка посмотрел на приятеля, будто тот сморозил глупость. – Он после Нового года, а может, и раньше, таким стал. А может, когда отец у него вернулся. Сам же говорил, что тебе Борисова про него рассказывала.
- Да рассказывать-то рассказывала. Но отец тут при чем?
- Так он же не с курорта вернулся. Да и вообще… - Славка покрутил головой – не видит ли кто, но договорить не успел. Откуда-то сверху, куда убежал Васька, чтобы раньше всех быть на горе, раздался крик:
- Чего тут под ногами крутишься, щегол! – за этим послышалась какая-то ругань и крики Неверова, который не оставался в долгу и тоже что-то кричал в ответ.
Ребята прибавили шагу и вскоре увидели, что на горе стоит вдугаря пьяный мужик. Он, пошатываясь, пытался поймать Неверова, а тот ускользал от него.
- Эй, тебе чего надо? – заорал на незнакомца Свинцов.
Борька нагнулся и, слепив снежок, запустил в мужика, попав тому прямо в лоб.
- Ах вы, сучки-и малолетние, да я вас сейчас!
Слово сучки он выкрикнул с ударением на последнем слоге и Кириллу, несмотря на всю серьезность ситуации, это показалось смешным. Он попытался представить Славку или Ваську в роли древесного сучка и не смог.
Незнакомец тем временем пытался поймать кого-то из пацанов. Судя по его состоянию, настроен он был весьма серьезно. Даже попытался сбить ударом кулака с ног Борьку, но тот нагнулся и кулак просвистел над головой.
- Слышь ты, лопух, - Свинцов уже вошел в раж и начал говорить развязным тоном. – Я тебе сейчас фингал посажу.
Мужик кинулся к нему, а потом бросился в другую сторону и пошел прямо на Славку. Тот просто стоял в стороне, держа Найду на поводке, и наблюдал за этой картиной.
Собака, увидев, что ее хозяину может угрожать опасность, моментально ощетинилась. Шерсть на загривке встала дыбом, а верхняя губа задралась, обнажив острые клыки. При этом она стала похожа на волка.
Мужик хоть и был пьяный, но моментально понял, чем ему может грозить близкое знакомство с собакой.
- Эй, пацан, ты собаку-то прибери, - мужик смотрел на Славку мутным взглядом, будто и не водку пил, а надышался лакокрасочных материалов.
- Ты язык свой подбери и ступай домой. Или куда ты там шел, - в тон ему ответил Степанович.
- Чего ты сказал? – мужик замахнулся, намереваясь ударить, но Найда тут же бросилась вперед, и если бы Славка ее не оттянул, то впилась бы незнакомцу прямо в то место, где сходятся ноги.
Пьяный резко отскочил назад, прикрываясь руками.
- Ну, сука, ну, сука… - все твердил он, а потом развернулся и пошел куда-то в сторону поселка. Отойдя метров на пятнадцать, он обернулся и погрозил кулаком пацанам:
- Я вам еще…
- Давай-давай, кантуй отсюда, - крикнул ему вслед Васька.
- Блин, откуда он взялся? – Кирилл смотрел вслед удаляющемуся мужику. – Кто это вообще?
- Да фиг его знает. Я на гору вышел, а он прямо в меня врезался и орать давай. Подзатыльник хотел дать, - Васька стоял с таким видом, словно ему и правда навешали по шеям.
- Что-то мне и кататься-то расхотелось, - он шмыгнул носом. – Может, до дома?
- До дома, так до дома.
Спорить с пацаном никто не стал. Столкновение с мужиком почему-то разом испортило всем настроение.
- Хорошая у тебя собака, - сказал Борька, но погладить Найду почему-то не решился. – Она бы его точно порвала.
- Это да, - Степанович нагнулся и потрепал Найду по загривку. Кирилл тоже погладил ее.
«Надо бы тоже собаку завести, – подумал он. – Может, Найда окутится, тогда у Славки попрошу».

***

- Слушай, а ты Неверова не видел? – спросил у Кирилла Сашка на перемене.
- Да нет. У себя в классе он, наверное, где же ему еще быть.
- В том-то и дело, что нет. Я у классной его спрашивал, а она говорит, что он уже второй день не приходит. Маму его, говорит, встречала, а та ей – заболел, мол, Васька. Расшибся.
- Да ты что? Где он мог расшибиться?
- Понятия не имею. Надо после уроков к нему забежать.
Когда занятия кончились, Кирилл, Сашка и Борька побежали к Неверову домой. Славка не смог. Он взялся помогать Людке Ермолиной убирать в классе. Только настрого велел Кириллу не болтать.
Свинцов постучал в окно, но в него против обыкновения выглянул не сам Васька, а его мать. Она вышла на крыльцо и, поджав губы, сказала:
- Что ж вы, говнюки, за товарищем-то не уследили! А если б он насмерть на этой горке расшибся?
- На какой… - Кирилл хотел было что-то спросить, но Сашка больно наступил ему на ногу.
- Извините, теть Лиз, мы ж не специально. Вот с уроков даже сбежали, чтобы проведать его.
Женщина помолчала, потом отступила в сторону, пропуская ребят:
- Только недолго, а то у него голова болит.
Пацаны не раздеваясь, только сняв обувку, зашли в комнату к Ваське и плотно прикрыли за собой дверь. Окна в комнате были занавешены. Васька лежал спиной к двери укрытый одеялом и держал в руке какой-то журнал. Над головой у него горела настенная лампа.
- Во, а говорят, у него голова болит, а сам читает, - Свинцов подошел к кровати.
Васька перевернулся на другой бок и ребята одновременно присвистнули. Почти на всю половину его лица расплывался лиловый синяк.
- Ни фига себе! – Борька подошел поближе и заметил, что у приятеля еще и губа разбита. – Это где ты так?
- Где-где… - Неверов поморщился. – Это мужик давешний меня подкараулил. Видать, следил за нами. Вот и выследил, где я живу.
- Нет, ну гад какой! – Сашка возмущался. – Попробовал бы он меня…
- А чего бы ты ему сделал? - Васька смотрел на него одним глазом. – Раз сильный такой, навалял бы ему там, на горке.
Свинцову возразить было нечего.
Ребята посидели с Васькой еще немного. Тот сказал, что приходил врач. Он ему набрехал, что на санках не удержался. Вроде сломано ничего не было. Сотрясения тоже не было, но мальчишку временно освободили от посещения школы.
Пацаны вышли на улицу и остановились, раздумывая о том, что случилось с их младшим приятелем. Каждый думал, что подобное может случиться и с ним.
- Смотри, смотри, - задергался вдруг Сашка, показывая пальцем куда-то. – Вон этот козел, который на горке был!
Мальчишки посмотрели, куда он показывал. Сомнений не было. Это оказался действительно тот самый мужик. Он шел в отдалении и не видел пацанов. Те на всякий случай спрятались за крыльцо.
- Он не местный, точно вам говорю, - шептал Свинцов, повернув голову к пацанам. – Надо бы проследить за ним. Кирилл, дуй за Славкой и сидите дома. Мы потом за вами придем. Борька, пошли за мной, - скомандовал Свинцов.
Кириллу его решительный настрой почему-то не понравился, но он ничего не сказал и побежал к Степановичу. Тот попался ему навстречу, направляясь в сторону дома, где жил Макаров. Кирилл ему пересказал, что они узнали от Васьки. И что Борька с Сашкой отправились выслеживать незнакомца.
- Ну выследим, а потом-то что?
- Не знаю. Можно Жарову рассказать. Или самим заподлянку ему какую-нибудь устроить.
Ребята сидели у Кирилла в комнате, пили чай и листали журналы. Мама была на работе и пацанам никто не мешал. Ни Борька, ни Сашка не показывались.
- Я вот думаю, - промолвил Кирилл. – Может, дяде Леше об этом сказать?
- А что он сделает-то?
- Чего, чего. Найдет его и по ушам надает.
Пацаны замолчали. С момента, когда Кирилл расстался с Черпаковым и Свинцовым, прошло довольно много времени. Ребята уже подумывали о том, не разойтись ли им по домам, как вдруг в дверь постучали.
Мальчишки вышли на крыльцо и увидели Борьку. Вид у него был какой-то растерянный и даже, как отметил Кирилл, несколько испуганный.
- Там это… - начал школьник. - Сашка, в общем… А-а, - он махнул рукой. - Пошли в лабиринт. Он там сейчас. Сам все расскажет.
Ребята ничего не поняли, но оделись и пошли вслед за Борькой, который всю дорогу ничего не говорил, только отмахиваясь рукой.
Свинцов сидел в холодном помещении, пуская под потолок кольца пара из рта. Судя по его виду, вряд ли он собирался рассказать им что-то хорошее.
Кирилл со Славкой сели на диван.
- Ну? - спросил Славка. – Выследили, где этот мужик живет?
- Уже нигде, - ответил Сашка и как-то странно ухмыльнулся, а потом прикусил нижнюю губу. Он рассказал…

***

После того как Кирилл побежал за Степановичем, Борька с Сашкой незаметно отправились за незнакомцем. Он сначала шел куда-то в сторону «Факела», а затем неожиданно повернул в сторону косогора, с которого открывался вид на Веселую.
- Куда это он? - спросил Борька.
Но Сашка лишь шикнул на него. Ребята продолжали красться, то и дело приседая и прячась за грудами кирпичей и досками, торчавшими из земли.
Мужчина в это время подошел к обрыву и встал спиной к ребятам.
- Чего он там делает… - Борька всматривался, пытаясь разобрать, что делает незнакомец.
- Ссыт он, не видишь что ли.
Мужик и правда расстегнул ширинку и стоял, не видя и не слыша того, что происходит у него за спиной.
- Ну я ему сейчас… - Сашка сорвался с места, а Борька, не успев остановить приятеля, остался сидеть на корточках на месте.
Он видел, как Свинцов подбежал и с силой толкнул дядьку в спину. Тот даже не успел обернуться или что-то крикнуть и исчез из поля зрения, полетев с косогора.

***

- В общем, мы когда вниз посмотрели, он там на снегу лежал и не шевелился, - закончил Сашка рассказ.
Ребята молчали.
Молчал и Свинцов, глядя в пол, а потом вдруг сорвался на истерический крик:
- Я ведь не думал, что все так получится. Не хотел я, чтобы он вот так…
Он замолчал, а из глаз вдруг потекли слезы. Никто из ребят не произносил ни слова. Кириллу почему-то сделалось жутко. В его голове никак не укладывалось, что вот так запросто его одноклассник убил человека. Пусть даже плохого человека и пусть он сто тысяч раз не хотел этого делать.
Борька подошел к Свинцову и положил руку на плечо:
- Слушай, а может, обойдется все. Ну, подумаешь, стоял какой-то дяхон на обрыве, да и не удержался. Может, он пьяный был.
Свинцов молчал, обдумывая сказанное, и вроде понемногу начал успокаиваться.
- Может, и обойдется, если вот они, - он кивнул в сторону Кирилла со Славкой, - не проболтаются.
- Не из болтливых, - ответил за себя и за друга Степанович. – Смотри сам кому не брякни. А ты, Борька, - Славка резко обернулся к Черпакову, - ты-то сам не будешь языком трепать?
- Если все будут молчать, то и я тоже.
Время было позднее. Пацаны уже собрались расходиться, как вдруг снаружи раздались чьи-то шаги. Все напряглись, но за открытой дверью оказался Пилюгин.
- А, вот вы где! - он с шумом прошел к дивану и плюхнулся на него. – Санек, а тебя там папаша обыскался.
- Не знаешь зачем? – Сашка глянул на него, незаметно делая знаки приятелям, чтобы они не сболтнули ненароком их тайну, которая вдруг стала страшной в буквальном понимании этого слова.
- А я почем знаю. Он мне как-то не докладывается. Кстати, вы последние новости слышали?
Ребята напряглись и больше всех Сашка:
- Какие именно?
- Ну, мужика тут дохлого под косогором нашли.
- Нет, не слышали. А что там с мужиком? – голос Свинцова предательски дрожал. Но Витька, казалось, ничего не замечал, шаря по карманам в поисках сигареты или чинарика. Он выудил из глубин ватника бычок «Примы», закурил и сказал:
- Этот мужик теть Нину Пахомову ограбил.
- Как так? – приятели подвинулись поближе к Витьке. Дело принимало новый оборот.
- Ну, я точно не знаю. Мне самому рассказывали. В общем, теть Нина с города возвращалась, а тот за ней увязался. Она когда дом открыла и внутрь зашла, он за ней. По кумполу ее огрел чем-то тяжелым и давай по комнатам шастать. Там, говорят, словно Мамай прошел. Все ящики вверх дном, из шифоньера все на пол вывалено.
- Так, а я не понял, - сказал Борька. - Откуда узнали, что это именно он ее ограбил.
- Там все просто. Кто-то участковому сказал, что на берегу под обрывом какой-то мужик валяется. Мертвый, может. Сан Саныч посмотрел – и правда, мертвый. Он карманы-то обыскал, ну там, чтобы документы найти. Надо же узнать, что это за личность. Тем более он его в поселке раньше не видел. А в кармане у него деньги нашел, колечко золотое и теть Нинин паспорт.
- Паспорт-то ему зачем? - спросил Кирилл.
- Мне папаня говорил, что документы продать можно, - это Свинцов вставил свою реплику.
- А вы так и будете здесь сидеть или пойдете? – Витька поднялся и посмотрел на приятелей. – Что-то морды у вас загадочные.
- Сам ты морда, - Сашка хлопнул его по плечу. От недавних слез на лице не осталось и следа.
«Да и плакал ли он вообще?» - подумал Кирилл.