Fox

Лучший друг, глава 23 " Половодье"


Васька сидел на веслах и орал непонятно какую песню. Ни голоса, ни слуха у него не было. К тому же многих слов он не знал и просто орал вместо них всякую чепуху, которая лезла на ум. Ребята и девчонки смеялись над солистом, который налегал на весла. Ваське приходилось нелегко. Кроме него в лодке находилось еще пять человек. Кирилл со Светой, Славка с Людой и Витька.
Река уже почти очистилась от мусора. Но вода все еще стояла высоко, затопив в некоторых местах береговую полосу почти полностью. Те, кто жил на берегу Веселой, за много лет к таким сюрпризам привыкли. Возле домов не оставляли ничего, что могло бы уплыть или утонуть. Причем готовились к этим выходкам загодя, так как днем вода могла быть далеко, а выходишь утром – край реки плещется уже почти возле грунтовки. Дед Савелий, забыв про свою плоскодонку, сейчас взял у кого-то «Казанку» и обследовал ближайшие камыши. Именно туда, как ему сказали, унесло его корыто. Лодка так и плавала вверх дном. Старик накинул веревку на носовое кольцо, нащупав его под водой, привязал другой ее конец покрепче к транцу и погреб обратно к берегу. Он помахал ребятам рукой издалека. Неверов в ответ вынул весло из уключины и, встав в полный рост, начал размахивать им, словно древком без флага.



- Васька, сядь. Не раскачивай лодку, а то нас всех искупаешь, - прикрикнул на него Витька.
Девчонки повизгивали, пугаясь перспективы свалиться в воду. Плавать они умели довольно хорошо, но вода для купания вряд ли годилась, так как стояла еще только середина мая.
Время близилось часам к четырем дня. Ребятам страшно хотелось окунуться. Вода была так близко, но одновременно с этим никому не хотелось первым пробовать воду. Или, как тут говорили, открывать купальный сезон.
- Может, к берегу пойдем? Наплавались уже, - Люда вопросительно посмотрела на Славку, а потом перевела взгляд на Пилюгина.
- Вить, а я все спросить хотела – чего вы с Сашкой сцепились тогда?
Ермолина с месяц назад шла в школу и увидела одноклассников, которые спорили друг с другом. При этом Сашка все время замахивался на Витьку. До драки дело не дошло, но пару раз одноклассники друг друга в грудь все же толкнули.
- Да ничего. Пытался он меня позвать куда-то, я сказал, что не могу. Он начал цепляться, вроде как я домашним мальчиком стал, прилежно учиться начал. Ну и все такое.
- А чего ты, пошел бы с ним.
- Да? – Витька внимательно посмотрел на Ермолину. – Знаешь, я уже насмотрелся… Как-то мне с ним боязно что ли. Не знаю. Сашка уже давно не такой, каким был. Шутки у него злыми стали. Да и вообще… Не нравится мне с ним. Никогда не знаешь, что он выкинет в очередной раз.
Все молчали.
- Ребя, а не искупнуться ли нам? – зычно пробасил Славка, чтобы разрядить обстановку.
- Вы чего, ополоумели совсем что ли? – возмущенно заголосили девчонки. – Простынете ведь! Вода холодная еще.
- Да ничего не холодная, - Кирилл нагнулся и, зачерпнув горсть воды, сделал вид, что собирается обрызгать Свету. Та взвизгнула и замахала руками.
- Что мы, не мужики что ли? – Степанович продолжал подзадоривать друзей. – Крестьяне вон в прорубях купались, а мы чем хуже?
- Ну да. Что крестьяне, то и обезьяне, - пошутила Людка.
- Ладно, давай решим так, - Витька встал, чтобы его слышали все. – Раздеваемся и встаем на борт, ну или там, на нос, на корму… А потом на счет «три» все вместе прыгаем.
- Точно. Так правильно будет, - послышалось со всех сторон.
Девчонки молчали, поняв, что мальчишек отговорить не удастся. Они смотрели, как те решительно стаскивали через головы рубашки и майки, снимали трико и штаны.
- Ты верующий? – Кирилл нагнулся, чтобы снять башмак, и крестик на цепочке оказался прямо перед лицом сидевшей на лавке Люды Ермолиной.
- Не знаю, - Кирилл пожал плечами.
Девочка ничего не сказала, потрогав шею ладонью и глядя куда-то в сторону. Макаров по какому-то наитию догадался, что у девочки под одеждой тоже скрывается крестик, но говорить ничего не стал.
- Все готовы? – Степаныч уже стоял с Васькой на носу лодки, разминаясь перед прыжком. Наощупь вода казалась вовсе даже ничего. Но кто знает, какой она окажется, когда окунешься с головой.
Все приготовились, стоя по разные стороны лодки.
- Раз! - прокричал Витька. – Два! Три, ныряем!
Ребята присели, но почему-то никто не нырнул. Кроме Васьки. Он бухнулся в воду один. И через секунду вынырнул обратно.
- А-а-а! Она, блин, холодная еще, - потом недоуменно посмотрел на борт, где, почесываясь, стояла компания.
- А вы чего, фиг ли вы не нырнули-то? – он по-собачьи подгреб к борту и Славка вытащил его на лодку. Васька тут же схватил свою жилетку и напялил ее на себя, клацая зубами. Коротко стриженная голова аж посинела. Видимо, вода была тепловатой только сверху, но прогреться еще не успела.
Неверов обиженно шмыгал носом, натягивая штаны, и посматривал на ребят:
- Эх вы! Сами орали, а нырнуть испугались.
Пацаны смущенно посмеивались, а кто-то потянулся за штанами, чтобы снова одеться.
- Трус, трус, белорус, на войну собрался, - Васька орал и кривлялся, показывая пальцем на Степаныча. – Как увидел пулемет, сразу обосрался!..
Девчонки смеялись, хлопая себя по коленям.
- А почему это я трус? – Славка недоуменно поглядывал на остальных. – Я ж не один в воду лезть отказался.
- Так ты кричал громче всех и сам первый предложил купаться, - Людка смотрела на приятеля, подперев кулачком подбородок.
- Ладно, - Степанович резким движением взъерошил свои светлые волосы и засопел, как давеча разобиженный Васька. – Я искупаюсь. Искупаюсь, - повторил он, поочередно показывая пальцем на приятелей.
Он бросил башмак и начал опускать ногу за борт.
- Погодь, мы тоже окунемся, - остальные мальчишки последовали его примеру, сев на борта лодки. Правда, прыгать они не стали, а осторожно опустились в воду по грудь, придерживаясь за борта.
- Ох, черт! -  раздался откуда-то с кормы Славкин голос. -  Я бы не сказал, что вода теплая.
- А ты как думал! – Васька стоял над ним уже одетый. – Давай, окунайся. Я-то полностью нырял.
Ребята, как по команде, набрали воздуха в легкие и, не отпуская бортов, окунулись с головой.
Еще холодная в это время вода захватывала дух. Пацаны выбирались обратно на лодку и хватали свою одежду, поспешно натягивая ее.
- А вы чего сидите? – Витька стоял в трусах и рубахе, обняв себя за плечи, пытаясь унять стучащие зубы, и смотрел на сидящих девчонок. – Давайте тоже купайтесь.
- А насчет нас уговора не было, - отрезала Света. – Вы собирались окунуться, вот и искупались. А мы до лета подождем. Правда, Люд?
- Точно. Это дуракам закон не писан…
- Если писан, то не читан. Если читан, то не понят. Если понят, то не так, - хором продекламировали девчонки и засмеялись.
Ребята направили лодку к берегу.
- А я знаю, почему Собачий безбожник плюется, когда мимо церкви проходит, - неожиданно произнес Васька.
- Почему? - ребята и девчонки повернули голову в его сторону. Всем было интересно.
- Откуда ты можешь знать? - спросил Витька.
- Да это не я сам узнал. Дядю Дениса Жаров после того случая разговорил. Ну, помните – с собаками. В общем, он приехал откуда-то - или с Сибири, или с Алтая. Отец у него вроде как священником был в местной церкви. А Собачьему безбожнику тогда лет десять было. Ну вот, в общем… Отец его ночью в церкви был один. Не знаю уж, что он там делал. Может, читал, может, покойника отпевал. Ему плохо стало с сердцем и он упал без сознания. А когда падал, свечку рукой задел. Церковь-то деревянная была и вспыхнула, как спичка. Дядя Денис тогда маленький был, мамка у него еще раньше умерла. Вот он и считал с тех самых пор, что это Бог его отца убил. Поэтому и в сторону церкви плюет.
- Странно, а после той истории с собаками он уже не плюет, - задумчиво произнес Кирилл.
Ребята задумались каждый о своем.
- Васька, - Людка толкнула в  бок мальчишку. – Умеешь ты настроение испортить.
- А я-то тут при чем? – Неверов недоуменно смотрел на девчонку.
Лодка ткнулась в берег и все, попрыгав на сухое, забыли историю с Собачьим безбожником.