Fox

Лучший друг, глава 24-25 "Отец Павел", "Верь"

Спасибо всем, кто читал и ждал новые главы романа. Я открою небольшой секрет. Изначально он назывался "Верь". Но потом, подумав, я сменил его название на "Лучший  друг". Это две последние главы, одна из которых повторяет название романа. Еще раз, спасибо. Я  хотел сделать добрую книгу :) Отец Павел

Кирилл уставился на парту, которую они только что с Витькой Пилюгиным отнесли в подвал. Перенос старых парт и подъем на второй этаж новых стал для них экзаменом по математике. Ни тот ни другой предмета не знали, а учительница не хотела, чтобы в аттестатах стояли отметки «2». Как-никак на престиже школы это скажется. Только какой престиж может быть у обычной поселковой школы. Учительница сказала, что если они с Витькой поработают физически, то взамен получат «тройку» по предмету. Вот они и согласились, перетаскивая расшатавшиеся за несколько лет столы в дальний угол подвала. Проходя мимо очередного закоулка, Макаров вспомнил, как они со Славкой прятались здесь от физрука и военрука. Сейчас мальчик смотрел на парту, которая простояла в классе не один год. Может, за ней сидели еще те ребята, которые сейчас уже давно не учатся, а работают где-нибудь на заводе. «Может, даже мой папка с Борисовой за этой партой сидел», - подумал Кирилл. Но это вряд ли, так как столы меняли через несколько лет. Уж больно расшатывали их ученики, да и надписи, оставленные шариковыми ручками и перочинными ножами, не успевали закрашивать или стирать. «Анька из 9б жирная дура», - прочитал Кирилл. У них в классе тоже была Анька, кажется, Алтухова… «Да, точно», - мальчик вспомнил фамилию девочки, с которой сидел некоторое время за одной партой в первом классе. Девочка тогда передала ему с какой-то хитрой улыбкой записку, сложенную в несколько раз. Кирилл развернул. На листке была надпись: «Мне нужен труп, я выбрал вас. До скорой встречи. Фантомас». Кирилл скомкал бумажку и бросил ее за батарею, где уже была груда таких же скомканных другими учениками тетрадных листков и шелуха от семечек.  Потом повернулся к Алтуховой: «Дура ты, и шутки ваши девчоночьи дурацкие». – сказал он ей тогда. Девочка обиделась и шутить с ним больше не пыталась. А потом ее родители переехали и Аню перевели в другую школу. Проходя мимо с крышкой от парты в руках, Пилюгин больно толкнул Кирилла под ребра: -Ты чего там, замерз? Я за тебя все парты не буду таскать. Кирилл оставил свои воспоминания и побежал наверх. Осталось перетащить всего лишь несколько парт. Когда дело было сделано, к ним подошла учительница. Она сказала, что слово свое сдержит и обещанные отметки будут у них в аттестатах. - Ну что, - весело сказал Витька, отмывая под краном руки от пыли. – Считай, экзамен сдали. А у тебя по физике что? - Трояк. Что там еще может быть? Впрочем, так же, как и по химии. Ребята вышли из туалета и, спустившись на крыльцо, остановились. - Осталось только «корки» получить, а там выпускной. Последний раз посмотрю на эти рожи и – проща-ай, школа-а! – запел Пилюгин. Проходившая мимо учительница младших классов неодобрительно посмотрела на подростка. - Ты куда сейчас? – Витька посмотрел на Кирилла. - Да пойду посижу к магазину. Что-то устал я. - Домой иди. - Что-то, знаешь, не хочется пока. Просто посидеть хочу и все. - Ты заболел что ли? - Сам ты заболел. Ладно, давай. – Кирилл протянул приятелю руку и побрел в центр Речного. Зачем он туда шел, Макаров и сам не знал. Наверное, хотелось посмотреть, что там происходит возле заброшенного здания церкви. Утром мама сказала ему, что у бывшего храма толпа народа. Причем все приезжие, ни одного знакомого лица. И даже какие-то важные мужики были на черной «Волге». Все поселковые знали, что на черных «Волгах» разъезжает исключительно высокое начальство. А оно не было таким уж частым гостем в поселке. Мальчишке стало интересно, кто это мог к ним приехать. Кирилл сел на лавку у оградки одного из домов и стал смотреть в сторону церкви. Никого там, разумеется, уже не было. Мысли Кирилла гуляли где-то далеко. Скоро выпускной вечер, который наверняка станет последним днем его «официального» пребывания в школе. Слово «официальный» Кириллу не очень-то нравилось. Он вспомнил первые страницы газет, статьи в которых заканчивались фразой «…и другие официальные лица». Значит, выпускной, а потом… И тут в своих размышлениях восьмиклассник Кирилл Макаров уперся в пустоту. А что потом? ПТУ, или, как его называли, «каблуха»? В большинстве те же самые морды. Основная масса выпускников 11-й средней школы поступала практически в одни и те же городские училища. На какого-нибудь там сварщика или электромонтажника. Не было в городе таких организаций, которые бы предлагали обучение тем профессиям, к которым сам Кирилл относился с трепетом. А если и были, то принимали только с десятилетним образованием. Кирилл с тоской подумал о своем аттестате, где твердой рукой директора будет написано «получил неполное среднее образование». И это ставит крест на планах относительно поступления куда-то кроме «каблухи». Кирилл как-то еще классе в четвертом лелеял планы относительно того, что он пойдет учиться на капитана. Кто-то из одноклассниц тогда спросил у него: «На капитана милиции?» «На капитана корабля, дура!» - взъерепенился Кирилл. Он хотел быть именно капитаном корабля, даже если для учебы придется уехать в другой город. Кирилл где-то вычитал, что такой институт есть в далеком Ленинграде. А теперь, какой Ленинград с его «неполным средним». В речное училище он, разумеется, не пойдет. Не хотелось ему свою молодость провести на каком-нибудь вонючем вельботе или сухогрузе. И не капитаном, а в лучшем случае боцманом. Рядом на лавку опустился бородатый мужчина в клетчатой рубахе с короткими рукавами и серых брюках. Кирилл с удивлением посмотрел на незнакомца, у которого росла внушительная лопатообразная борода. «Как разбойник», - подумал мальчишка, посматривая на мужчину. Тот достал из кармана рубашки коробку, несколько подозрительно глянул по сторонам и, открыв ее, извлек оттуда сигарету с фильтром. Закурив, он выпускал дым в сторону, чтобы не попало на мальчишку. Потом мужчина повернулся к нему и спросил: - Что, отучился? - Ага, - ответил Кирилл задумчиво. – Скоро выпускной. - Учиться-то куда пойдешь? – незнакомцу, видимо, было скучно и он напрашивался на разговор. – Ты вроде молодой еще для выпускника-то? - Пока не знаю. Я восемь классов закончил. - А кто тебе мешает идти дальше учиться. Десять окончишь, а там куда хочешь… - Кто ж меня возьмет-то обратно? Небось, сами не могли дождаться, пока я да кое-кто еще не срулим со школы, чтобы репутацию не портить. Мужчина помолчал. Потом затушил сигарету, присыпав окурок землей, и повернулся к пацану: - Тебя звать-то как? - Кириллом. - А меня отец Павел, - он протянул для рукопожатия широкую жесткую ладонь. Кирилл на миг задумался «Отец? Так он этот самый…» - Вы - поп? - Не поп, а священник, - поправил его мужчина. - А я думал, что без разницы. - Ну, для кого-то и так. - А еще я думал, что попы… то есть священники не курят. Отец Павел смутился, а потом улыбнулся в усы. - Да вот все пытаюсь избавиться от бесовской привычки. Слово себе дал, что храм восстановлю и тогда брошу. Старушки церковные, сам знаешь, мне потом спуску не дадут. - А где ты… вы храм собираетесь восстанавливать? - Можно на ты, - разрешил священник. – Ты ж отсюда сам? Вот и будешь моим первым знакомцем. Может, время свободное будет - экскурсию своеобразную мне устроишь. Как? – он посмотрел на Кирилла. - Устроим. Так… ты не ответил, где храм-то? - Так вот он, перед тобой стоит, - отец Павел махнул в сторону заброшенного здания. – Сначала хотели под какой-то кооператив отдать. А тут вот закон подоспел и теперь нам церкви обратно возвращают. Если только раньше поломать не успели. Сам-то как, верующий? – он внимательно посмотрел на пацана. - Крещеный, но в церковь не хожу, - Кирилл смутился. Его такие разговоры, когда лезли в душу, выводили из равновесия. «Но отец Павел-то вроде не обычный любопытствующий», - подумал он. Священник помолчал немного, а потом снова посмотрел на мальчишку: - Если крестик носишь, значит, хоть немного, да должен верить. Пусть даже поверх крестика ты галстук пионерский надел. Ты знаешь, что такое вера? - Ну, это когда в церковь ходят. В Бога вроде как верят… - Может, и так. – Отец Павел вдруг встал и навис над пацаном. – А я вот что тебе скажу: твоя вера - это твое знание. – Он легонько постучал пальцем по лбу Кирилла. - Веришь - стало быть знаешь. - И что это означает? – мальчик ничего не понял. - До тебя позже дойдет, - отец Павел внимательно посмотрел на него сверху вниз. – У тебя вид такой, будто ты собирался куда-то, но все думал и сомневался. Так вот я тебе скажу: иди. Мужчина развернулся и пошел в сторону здания церкви, а потом обернулся: - Кстати, заходи потом. Посмотришь, как мы работаем. Может, интересно будет. Кирилл некоторое время сидел, задумавшись. Думал он почему-то про школу. Вспомнил, как мечтал отучиться, получить аттестат, а потом – гуляй, Вася, жуй опилки, ты начальник лесопилки… «Вот именно что лесопилки, - подумал Макаров, – а Светка, Славка, остальные…» Они уже без него будут. Кирилл поднялся и решительно зашагал в сторону школы.

Верь

Директор 11-й средней школы Андрей Алексеевич Шорохов сидел за своим столом и смотрел на Кирилла. Тот нерешительно переминался, стоя перед Шороховым и держа руки в карманах. - Макаров, ты хоть бы руки из карманов вынул, когда к директору входишь. Кирилл выпростал руки и сейчас не знал, куда их девать. - Я вот тут посмотрел, - директор листал толстую тетрадь. – Нет, Макаров, я тебя еще на два года здесь не оставлю. Сам понимать должен. Поведением прилежным ты не отличаешься. По некоторым предметам двойки частенько хватал. Да и на учет в ИДН чуть не загремел. Нет, - директор решительно захлопнул тетрадь. – Лучше иди вон в училище. Сейчас профессий на любой вкус и цвет. Шорохов засунул тетрадь обратно в ящик стола, давая понять, что разговор окончен. - А за аттестатом позже приходи, да и выпускной потом будет. Там распрощаетесь друг с другом. Кирилл вышел в коридор со взмокшей головой и гулко колотящимся сердцем. Его удары отдавались в голове. Он прислонился лбом к холодной решетке пустой раздевалки и стоял так с закрытыми глазами. «Тоже мне, блин, поп – толоконный лоб. Вера-а, знание-е», - мысленно передразнил Кирилл отца Павла. Мальчишка внутренне поверил в то, что все получится так, как он задумал. Правда, на пути его оказалась кирпичная стена в лице директора школы Шорохова. «Да ладно, бред это все. Сам себе в голову вбил, вот и…» Он уже собирался было просто пойти куда-нибудь побродить, как вдруг сзади на его плечо опустилась рука: - Что с тобой, Макаров, тебе плохо? Кирилл обернулся и увидел пожилую учительницу немецкого Галину Евгеньевну. - Да так… - мальчишка смущенно махнул рукой. - Двоек что ли много нахватал? - Да не в этом дело. – Кирилла вдруг прорвало. Он начал безостановочно и бессвязно выкладывать учительнице свои мысли. Какие он строил планы. Что он собирался сделать. Куда хотел пойти учиться. Зачем ему это нужно. В общем, все. А потом резко замолчал, будто его выключили. - Так ты что, - Галина Евгеньевна внимательно посмотрела на него, – решил среднее образование получить, а тебе от ворот поворот дали? Она покачала головой. Подумала о чем-то, кусая ноготь большого пальца, а потом решительно подвела Кирилла к стулу, стоявшему в углу, силой усадила на него и сказала: - Будь здесь и никуда не уходи. Я сейчас. Она зашла в кабинет и закрыла за собой дверь. Ее не было минут пятнадцать, и Кирилл уже собирался встать и уйти. «Может, они там сидят и чаи гоняют, а я тут торчу, как кретин». Дверь открылась и вышла Галина Евгеньевна. Макаров вскочил со стула и молча смотрел на учительницу. - В общем, так, Макаров, - она протянула руку. – Давай сюда свой аттестат. - Так я не получил еще… - А, ну тем лучше. Значит, так, - снова повторила учительница. – Поговорила я с директором. Он сказал, что оставит тебя в нашей школе, чтобы ты получил среднее образование. У Кирилла радостно забилось сердце. -  Но! – Галина Евгеньевна подняла вверх палец. – Лично я ставлю тебе ряд условий. Первое: ты не пойдешь на выпускной вечер. У Кирилла грустно опустились плечи. - Да, да, Макаров! Ты не пойдешь туда, потому что, я больше чем уверена, кто-то из мальчишек или обязательно принесет спиртное, или напьется еще до этого. Это как пить дать. Я надеюсь, ты еще не забыл, чем для тебя кончился Новый год? - Нет, не забыл… - Не перебивай. Второе: до начала учебного года к тебе не должно быть никаких претензий со стороны инспектора ИДН. Лучше, чтобы она вообще забыла про твое существование. Иначе мы сразу вернем тебе твой аттестат о «неполном среднем» и можешь гулять. - А третье? - А третье, ты должен найти кого-то, кто хотя бы до сентября подтянет тебя по тем предметам, по которым у тебя двойки. У тебя есть такой человек? - Да, Галина Евгеньевна. Такой человек есть. Учительница помолчала, что-то обдумывая, потом снова посмотрела на Кирилла: - Вот собственно и все, Макаров. Можешь идти и готовиться к следующему учебному году. – Она развернулась и пошла в сторону лестницы. Кирилл вылетел на крыльцо и заорал, размахивая руками: - Ура! Скоро в школу! Двое пацанов из младших классов, которые сидели на подоконнике, посмотрели на него и засмеялись, покрутив пальцем у виска. Кирилл шел домой с непонятным новым, радостным чувством. Он что-то задумал и это получилось! Он верил или он знал, что именно так произойдет? Кирилл не понимал. Неожиданно он увидел Свету. Та, судя по бидону в руке, шла в магазин за молоком. Кирилл остановился. Света подошла и посмотрела на одноклассника, держа перед собой бидончик двумя руками за ручку: - Ну как, сдал экзамен по математике? - Сдал. - На выпускной-то придешь? - Нет. Света посмотрела на него недоуменным взглядом. - Почему? Там же все наши будут. Когда еще увидимся-то. Мы же со Славкой в девятый перешли. А ты… теперь куда? Кирилл молчал, глядя под ноги. По его губам блуждала улыбка. Он поднял голову и посмотрел на девочку. - Вот первого сентября и увидимся. За партой. - Так тебя что, тоже перевели?! - Да, Галина Евгеньевна постаралась. - Ур-ра! – Света уронила бидон на асфальт и изо всех сил обняла одноклассника, нимало не заботясь, видит ли их кто или нет. - Ой, отпусти, раздавишь. Света отстранилась и радостными глазами смотрела на Кирилла. - Только мне велели подтянуться по тем предметам, которые я не знаю. Поможешь? - Конечно, помогу. Я верю, что у тебя все получится. Ну смотри, Макаров, - она шутливо погрозила Кириллу пальцем. – Нам еще два года за одной партой сидеть. Я тебе спуску не дам. - Я верю, - сказал Кирилл, поднимая с земли бидон. – Ты за молоком? Пошли, я с тобой. Одноклассники направились в сторону магазина, где уже собралась очередь из поселковых, дожидавшихся окончания обеденного перерыва. - Скоро лето, - обернулся Кирилл к подруге. - Да, - только и ответила девочка, глядя в чистое небо и улыбаясь. Скоро лето…