Fox

Самарское правительство получило "привет" от экс-министра обороны

Чего-то все молчат, что в Самаре практически втихаря готовятся открыть памятник белочехам. Нет, среди них, конечно, были нормальные люди. Наверное... Но вот к чему открывать памятник одним, рядом с памятником другим - расстрелянным белочехами же красноармейцам. Да еще и на улице Красноармейской. Оказывается в наше правительство подчиненные экс-Сердюкова даже письмецо соответствующее прислали. Их видите ли беспокоят потери чехов от переноса памятника, которые оценивают в целых 5 тыс. евро. Как бы Нефедов вместе с Рыбаковой не подставились по полной с подобной лояльностью. Народ не поймет. Кому интересно, можно почитать вот тут.
Думаю, раз у Меркушкина хватило воли перенести место для стадиона, то и за памятником дело не станет.
вроде это муниципальные полномочия
Да хрен их там разберешь... Город, я слышал, вообще против был. Ибо знают, что все "шишки" от народа в них полетят
а все равно их и поимеют, независимо от того против или как...
Если белочехам поставят памятник, то смело можно Адольфу ставить. Он за пять лет войны уничтожил меньше жителей Самары чем белочехи за пару недель. Их нетошто расстреливать на до было, а публично линчивать.
Если спросить любого пожилого Самарца(коренного) то он обязательно вспомнит. что поэтому поводу его родители рассказывали.


На улице Льва Толстого я видел большую толпу обывателей, приветствовавших белочешские войска. Дамы в белых платьях, мужчины во фраках и смокингах бросали цветы «избавителям» и целовались с ними.

Долго оставаться здесь было опасно. Я пересек улицу и пошел по направлению соборных садов. На Алексеевской встретил члена подпольного комитета Константина Левитина. Ему первому рассказал о благополучном отъезде В. Куйбышева и Е. Коган, а также о тех ужасах, которые видел на улицах и у клуба коммунистов. Известие о смерти Венцека потрясло Левитина.

В свою квартиру я переехал незадолго до занятия Самары белочехами. Меня в доме никто не знал, и я надеялся, что там можно укрыться. Левитин также посоветовал пока побыть дома.

Вернулся домой. Жена рассказала, что мать с сестрами Сарой и Соней ушли и скрываются у родственников. Они были вынуждены это сделать, так как в доме, где они квартировали, находился офицер, известный своими белогвардейскими настроениями, и он, конечно, выдал бы их.

Белочехи, и особенно местные белогвардейцы, продолжали бесчинствовать. В эти дни был убит слесарь А. С. Канихин, популярный пролетарский поэт. Его расстреляли на углу Панской и Шихобалов-ской. В гостинице «Националь» расстреляли комиссара Елагина. В госпитале убили дружинника железнодорожника т. Желябова. За оказание помощи раненому красноармейцу был убит рабочий Т. Д. Романов.

На берегу Самары было расстреляно более 100 пленных красноармейцев, на плашкоутном мосту — до 20 красноармейцев. За первые два дня было расстреляно и растерзано белобандитами более 300 человек. Несколько дней я пробыл дома. Затем начал встречаться с оставшимися в подполье товарищами, в частности с К. Левитиным. Последний давал мне поручения: отнести деньги к т. Авейде, выяснить, не нуждается ли материально Шура Булышкина. Встречался я с подпольщиками П. Селезневым, с Верой Ипатовой.

Работать я не мог, опасаясь быть опознанным и выданным. Вскоре я заболел желтухой, а затем подхватил и тиф. Товарищи приходили ко мне, помогали материально.

Когда мне становилось лучше, я ходил к своим узнавать, что делается на фронте, в Советской России. Белогвардейские газеты немилосердно врали, и им никто не верил.

Несколько раз я чуть не попался. Так, однажды на Хлебной площади меня встретила некая Щелкунова. Это произошло около милиции, где всегда находились белогвардейцы. Указывая на меня, она крикнула: «Большевик!» Я быстро завернул за угол и скрылся.

В последние дни своего господства в Самаре белочехи и белогвардейцы нашли еще один способ убивать людей. За время своего хозяйничанья учредиловцы и белочехи награбили много товаров и продовольствия. Все это они свезли в склады на берегу Волги. В складах имелось много сахару, крупы, муки, мыла, готового платья, обуви, мануфактуры. Вывезти все белогвардейцы не имели возможности — не хватало транспорта, поэтому они допускали жителей к складам. Но как только люди начинали выносить вещи или продукты, белогвардейцы открывали огонь.

Если при вступлении чехов в Самару улицы ее были залиты кровью, то 7 октября 1918 года, когда входила Красная Армия, на улицах не было ни стрельбы, ни убийств.

Помню это утро 8 октября, когда мне пришлось встретить пароход с нашими товарищами из Покровска. Первыми я увидел Мяги, Коган и Гавриленко. Погода хмурилась, но на душе было радостно и торжественно, хотелось скорее взяться за работу в освобожденной советской Самаре.
г. Москва, февраль 1957 года

А. С. Бешенковский.
Печатается по изданию: Боевое прошлое: Воспоминания. Куйбышев, 1958. – С. 38-42.



Edited at 2012-11-28 06:09 pm (UTC)
Я это читал. В статье выдержку использовал. Может задний ход дадут?
Не когда улицу в Москве именем "героя" назвали ясно политический ход, мир во всем мире. Так чо, теперь вообще причмыриться надо, и сопеть в две дырки. Екатерина 2 хорошо сказала, что ей вся европа напоминает кучку гнилой картошки. Там кроме Немцев и Ирланцев, но разве только Сербы мужики нормальные. перед кем прогибаемся. Вот после такого и становятся нацистами. Дамы, алкаши, авто угонщики, теперь еще истребители нации. В место того что б Галактионову не то что памятник, а бюст поставить, у нас ....
Слов нет.
Че-то где-то ему установлено. На карте по крайней мере даже отметка выскакивает. Но видать так незаметно, что я сам не видел ни разу
Галактионовская 100 мемориальная доска. у меня пост про этот дом был.
Я сказал, что в лице этого дома у нас в городе два раза абосрали историю. Первое дом памятник, и включен в реестр(ныне разрушается и заброшен, при том что находиться рядом с площадью Куйбышева). второй что на нем доска посвященная весьма значимому человеку. И ее вообще сквозь кусты плохо видно.
Класно, надо его схабарить. У меня в сам.ру был. Надо в журнале про подвал сделать завтра, а сегодня ваш пустить. Класс.
Я, кстати, недавно мимо проезжал. Ничего не изменилось. Двери все так же нараспашку. Общественный туалет бесплатный, чо...
Я в нем раз в неделю две бываю, становиться только хуже.
в Запанском вроде бы стреляли и хоронили рядом с домом Ильи
Схожу, и блог твой перерыть надо. Про иностранцев сильно.
Уроды. Ну что за уроды во власти?
Риторически так вопрошаю. Понимаю всё, камрад.
Но бесит. Реально уже.
Ну правильно мне говорят, что осталось возле какого-нибудь Вечного огня памятник павшим солдатам вермахта воткнуть. Либерализьм и толерантность...
Ну ладно - они там умом тронулись. Но мы ведь нет!
Хотят чтоб тряхнуло их в кабинетах? Тряхнёт!
Письмо в наше правительство с просьбой "ускорить вопрос откртия памятника" направлялось еще при Сердюкове. Направил запрос Шойгу, может он что прояснит