Fox

Другой мир

Интересно мне, как там сейчас в Киргизии русские себя чувствуют. Их там, судя по тому, что мне 4 года назад рассказывал Кудуев, немало. Это, конечно, не межэтнический конфликт, но почти что гражданская война.
В свое время я публиковал в "МК" статью про самарских киргизов. Оказалось, что у них взгляды несколько другие были. Дескать, придет Бакиев и все наладит. Наладил, блин...


О том, что в Самаре проживает масса представителей других национальностей, знают практически все. И тем не менее некоторые из этих народов как-то уж очень незаметны. Да, многие догадывались, что они тут живут, но как-то не обращали на них внимания или вовсе путали с другими национальностями. О них всерьез вспомнили только летом 2005 года, и на то были веские основания. Они – это граждане бывшей союзной республики Киргизия, или просто киргизы, успевшие обзавестись российским гражданством и ведущие довольно незаметный образ жизни, хотя количество членов киргизской диаспоры только по Самаре приближается к пяти тысячам. А вспомнили о них потому, что в 2005 году прошли выборы президента Киргизии, в которых принимали участие и киргизы, проживающие на территории России.



Кому, как не главе диаспоры, знать все подробности, проблемы и нужды своих земляков, которые в поисках заработка или лучшей жизни переехали в Самару. Этого человека, который к тому же является председателем культурно-благотворительного фонда «Манас-Ата», зовут Акылбек Кудуев. Его «штаб-квартира» находится под мостом на Кировском вещевом рынке, здесь он проводит большую часть своего времени и сюда же приходят его соплеменники за помощью или советом. Торговые ряды в этом месте рынка не сплошь киргизские, как кто-то может подумать, но и узбекские. Многие из узбеков не только являются выходцами из Киргизии, но и входят в эту же диаспору. Пока я ждал Акылбека, застрявшего где-то в пробке, и курил, поневоле наблюдал за торговой жизнью со стороны. Она не столь заметна, когда приходишь на рынок за покупками. Вот откуда-то вынырнул китайский коробейник, твердо вызубривший только два русских слова «купи стеклорез» и показывающий цену на пальцах или демонстрирующий купюру аналогичного достоинства. Вот он подошел к какому-то русаку, отмахнувшемуся от него, как от назойливой мухи: «Да ты уже третий раз ко мне с этим стеклорезом пристаешь!». Ничуть не огорчившийся китаец двинулся дальше окучивать пришлый люд. Какой-то пацан с мамашей выбирали у киргизки дешевую футболку с надписью «Газпром» спереди и номером и фамилией игрока сзади. Подросток отказался от одиннадцатого номера Кержакова и взял «десятку» Аршанина. Запахло чем-то паленым, а затем показалась и причина запаха. Колоритный дед в невесть какой национальной одежде в одной руке тащил мешок с пожитками, а в другой нес сковороду, с которой поднимался дым от каких-то тлеющих растений. Кто-то подходил к «бабаю», вдыхал дым и давал ему мелочь или мелкие купюры. Обойдя несколько палаток, старик пристроился в угол, купил у снующей здесь же торговки стакан чая и присел в тенек на корточки.
- Это что, отец? – поинтересовался я, указав на сковороду.
- Это такое лекарство, в Узбекистане растет. Его дым от многих болезней исцеляет. Разрешенное, - зачем-то добавил узбек и стал пить чай. Я вдохнул со сковороды, но только несколько раз чихнул, не почувствовав заметного исцеления. Больше походило на запах тлеющего амбара, который пришлось перебивать дымом прикуренной сигареты. Вскоре показался и сам Акылбек Кудуев, продравшийся сквозь заторы, и у нас в тени его рабочего кабинета, тишину которого нарушали лишь доносящиеся с улицы звуки торговой жизни и грохот проходящих поблизости составов, потек долгий содержательный разговор.



Может, это для кого-то покажется странным, но меня доселе ни разу не тянуло съездить на родину моего деда – Украину, или в Узбекистан, где какое-то время жили мои родители. Зато я до сих пор хочу побывать в Киргизии, где находится красивейшее озеро Иссык-Куль, глубина которого достигает семисот метров, а горный воздух, по словам Акылбека, такой чистый, что от него с непривычки саднит легкие. Сам Кудуев тоже скучает по Киргизии. С 1991-го по 1998 год он учился и проживал в Москве, а потом переехал в Самару. Не понравилась ему столица России, в которой, как он говорит, народ совершенно другой.
- Москва больше похожа на муравейник. Когда я восемь лет назад переехал в Самару, это было такой большой разницей, в хорошем смысле слова. И с этой стороны Москва никогда не сравнится с Самарой. Ностальгия по родине, конечно же, остается. Везде хвалят Кипр, Арабские Эмираты или Дубаи, но их природа никогда не сравнится с нашей. Я каждый год стараюсь ездить туда, так как там остались мои родители. После Самары от воздуха Киргизии я с непривычки даже два-три дня болею. У нас можно пить прямо из рек, настолько чистая в них вода.
Как я упоминал выше, год назад в Киргизии прошли выборы. Бежал опальный президент Аскар Акаев, при котором положение рядовых жителей было настолько бедственным, что казалось: еще чуть-чуть и наступит полный «кирдык». Тем не менее жители бывшего союзного государства, население которого на четверть состоит из русских, всеми силами старались не допустить, чтобы к власти пришел кто-то с проамериканскими идеями, как это произошло и происходит в других государствах. В тот момент был важен голос каждого гражданина Киргизии, как на месте, так и за ее пределами. Говорят даже, сотрудники спецслужб строго указали «меньшому брату» из правоохранительных структур, чтобы в период голосования не был задержан ни один киргиз с регистрацией или без таковой. Это дало свой результат, если учесть, что по Самаре за Курманбека Бакиева было отдано 98,7% голосов, что стало самым высоким показателем не только по России, но и в сравнении с Киргизией. Говорят, что при Бакиеве уже в течение года ситуация изменилась в лучшую сторону. Президент даже вручил Акылбеку Кудуеву личную благодарность за столь активное участие в выборах самарской диаспоры.
Ближе к осени, как сказал Кудуев, они планируют провести в Самаре дни культуры Кыргызстана, на празднование которых хотят пригласить сюда своего президента.



МЕСТНЫЕ И ПРИШЛЫЕ
Как я уже говорил, в сравнении с другими народами киргизы ведут менее заметный образ жизни и даже какие-то национальные или религиозные праздники проводят с гораздо меньшим размахом, чем, например, татары, башкиры или евреи. Те же корейцы и близкие к ним народы возятся со своим чайна-тауном и планируют возвести буддистский храм, а у киргизов в Самаре вообще нет своих «тусовочных» мест, если не считать таковой чайхану на Садовой, которая с таким же успехом может оказаться туркменской или узбекской и куда преимущественно ходят русские за экзотикой. Как оказалось, у киргизов есть планы на проведение каких-то торжеств с размахом или строительства чего-то исконно своего на территории Самары. Кудуев говорит, что старшим среди киргизов, населяющих наш город, он числится с 1998 года, и только в 2003-м диаспора была зарегистрирована официально. После этого и был создан благотворительный фонд помощи киргизскому народу «Манас-Ата». Как оказалось, загвоздка в том, что те же казахи или татары здесь находятся практически у себя дома. А киргизы – сплошь приезжие. Поэтому представители этой диаспоры и отмечают свои праздники – киргизский новый год, день независимости Кыргызстана – без особого размаха. Зато небольшие спортивные мероприятия проходят практически каждую неделю. Поэтому и не афишируют они столь малые торжества. Лишь 14 мая киргизы довольно скромно отметили 3-летнюю презентацию своего культурного фонда, которую большинство представителей прессы почему-то обошли вниманием, хотя на этом празднике и отметились областные чиновники. Что же касается «чего-то своего», то в 2004 году на территории Кировского рынка силами диаспоры был построен молитвенный зал, на открытие которого приезжали даже представители правительства Кыргызстана. У самих киргизов, в отличие от других наций, нет места компактного проживания. Они рассеяны буквально по всему городу. Акылбек говорит, что сейчас они занимаются оформлением документов на землю в Красноярском районе, где планируется для начала построить порядка тридцати домов для соплеменников, которые проживают здесь с семьями. Это будет небольшой киргизский аульчик.
Самое большое впечатление от Самары у Акылбека - это отношение местного населения к другим нациям. Кудуев говорит, что самарцы, в сравнении с жителями других городов, очень гостеприимные и добрые люди. Москвичи ему не понравились из-за своего высокомерия. Может быть, это обусловлено тем, что в столице очень много мигрантов. Всего по стране у нас в 34 городах существуют диаспоры киргизов, которых объединяет ассоциация «Замандаш». Каждые полгода они собираются вместе и обсуждают свои проблемы. Говорят, что в некоторых городах ситуация весьма тяжелая. Особенно это касается отношений с правоохранительными органами или даже с бандитами, как, например, в Красноярске и Новосибирске. Там кое-кто громче всех орет: «Россия для русских!». При этом мне почему-то вспомнилась поговорка, придуманная самими же русскими: «Где русского ни поскобли, все татарин проявится»…
В Самаре у киргизов подобных проблем не возникает. Кудуев вспоминает лишь один случай, когда он сидел у знакомого в автомобиле и к ним подошел милиционер для проверки документов. Сначала проверил у водителя, а потом попросил паспорт у Акылбека. Глава диаспоры попросил сотрудника органов представиться и показать свое удостоверение. Почему-то эта законная просьба вызвала у милиционера сильное возмущение. От требований он перешел к банальным оскорблениям типа «понаехали тут» и предложил Кудуеву ехать в Киргизию и там командовать. Кудуев в ответ спросил у милиционера, что тогда делать с миллионом русских, которые проживают на территории Кыргызстана. Крыть представителю власти (за исключением ненормативной лексики) было нечем. Да и то можно сказать, что подобные инциденты происходят довольно редко.



МЫ ЗДЕСЬ, ЧТОБЫ ПРИНОСИТЬ ПОЛЬЗУ
- Основная масса киргизов работает здесь, на Кировском рынке, но есть и те, кто работает на стройках и других объектах. Есть люди, занятые в сельском хозяйстве, а некоторые из моих знакомых, тоже киргизы, работают в правоохранительных органах. Есть и те киргизы, которые работают на ВАЗе и авиационном заводе, но это те, кто приехал во времена Советского Союза, они считаются практически местными. Много молодежи поступает учиться в местные институты. Что же касается строительства чего-нибудь эдакого, где мы могли бы собираться все вместе, я пока не задумывался всерьез.
Одно время Кировский рынок был весьма проблемным местом, и многие помнят 2004 год, когда в торговых рядах прогремел взрыв самодельной бомбы. Тогда погибло двое представителей киргизской диаспоры – женщины 35- и 55-летнего возраста. Их тела по обычаю были отправлены на родину. У нас за восемь лет имел место лишь один случай, когда умершую здесь женщину бывший муж отказывался хоронить в Киргизии, а сын у нее был сильно пьющий. Других родственников у покойной не имелось, и мы похоронили ее здесь на татарском кладбище.
Кстати, зачинщиков того взрыва, как известно, нашли. Самому Акылбеку Кудуеву после того трагического случая пришлось писать массу объяснительных правоохранительным органам. Подрывниками оказались некие жители Казахстана, один из которых повесился. Но что они пытались доказать и кто конкретно являлся заказчиком этого теракта, так и осталось до конца неясным. О грустном говорить больше не хотелось.
Зачастую, как известно, представители других национальностей приезжают к нам на заработки в одиночестве и большую часть заработанных денег отправляют семье, которая осталась на родине. Кудуев же проживает в Самаре с супругой и тремя детьми - старший сын и две дочери. Сын, хотя и только закончил седьмой класс, уже восемь лет занимается борьбой самбо и принимал участие в первенстве области, России и СНГ. За это время он «заработал» пять медалей и целую кучу грамот как перспективный борец. А дочери у Акылбека пока еще маленькие, одной шесть лет, а другой только исполнилось два года. Мне интересно было, какое будущее для них планирует отец и смогут ли его дети стать коренными жителями Самары. Как оказалось, все дети Кудуева родились в России и уже, что называется, приросли корнями. Они привыкли к здешнему общению и традициям. Сын успел обзавестись массой друзей. Он уже путает киргизские слова с русскими, а шестилетняя дочь и вовсе не понимает ни слова из того, что говорят между собой взрослые на родном языке. Примечательно еще, что в киргизском алфавите всего-то на три буквы больше, чем в русском, а сама Киргизия стала практически первым независимым государством, в котором русский язык был возведен в ранг второго государственного. Акылбек хочет, чтобы его дочери после школы поступили на учебу куда-нибудь в московский институт или за границу, а сын уже выбрал для себя будущее и планирует дальше заниматься борьбой и даже принять участие в Олимпиаде. Зато младшая дочь хочет стать ни много ни мало президентом Киргизии.
- Те, кто приезжает из Киргизии, пытаются обосноваться здесь сами или идут к вам за поддержкой?
- Больше 90% приезжающих сюда сразу идут ко мне. Даже в Киргизии практически все знают обо мне. На каждом поезде приезжают наши земляки, у которых на руках есть мой адрес. Некоторое время они живут у меня, а потом я помогаю им снять квартиру и пристроиться куда-нибудь на работу. Тяжеловато, конечно, приходится. Для сравнения – восемь лет назад нас на территории Самары проживало всего 50-60 семей, а теперь уже 5 тысяч человек.
Были ситуации, когда киргизов, как и других мусульман губернии, пытались как-то спровоцировать или скомпрометировать. «МК» в свое время писал, как представители радикальной партии «Хизб-ут-Тахрир», которая запрещена в России, сеяли смуту среди прихожан мечети, и они же пытались организовать переворот в Узбекистане. Бывает, что сотрудники спецслужб задерживают и выходцев из Киргизии, являющихся членами экстремистской организации «Таблиг». Кудуев сказал, что знает про этих людей, которые позиционируют себя, как киргизы. На самом деле хоть они и являются гражданами Кыргызстана, но по национальности узбеки.
- Для нас дико то, чем занимаются эти люди. Мы приехали в Самару, чтобы работать, жить и приносить пользу, а не вслушиваться в чьи-то бредовые проповеди, которые вносят раскол в само понятие ислама. Наша нация воспитана по-другому.
Я не мог не задать главе диаспоры вопрос относительно возможной ассимиляции с русскими и получил весьма содержательный ответ:
- Президент Кыргызстана Курманбек Бакиев не только учился в Куйбышевском политехническом институте, но и женат на русской самарчанке по имени Елена. Если мой сын решит взять в жены русскую девушку, я не буду возражать. А вот насчет того, чтобы дочери вышли замуж за русских – не знаю. Они еще маленькие…
Попрощавшись с Акылбеком Кудуевым, я отправился по рядам фотографировать киргизов. Сопровождать меня вызвался молодой парень по имени Урмат, который объяснял землякам, для чего их фотографируют, чтобы они не пугались камеры. Киргизы охотно позировали перед объективом и просили по возможности принести снимки. Урмат попросил меня сфотографировать одну молодую девушку, а когда мы отошли, с затаенной гордостью произнес: «Жена моя!». Уже уходя с рынка, я вдруг вспомнил, что практически все, что на мне надето, было куплено именно в этих рядах. Вот и я пополнил ряды тех, кому киргизы принесли пользу.
Ну с миллионом русских в Киргизии он явно загибает. Их там около 400 000 по официальным данным. Граждан. Живёт, думаю, гораздо меньше. Потому как большинство трудоспособных киргизов работают заграницей. С русскими должна быть ещё более глобальная ситуация.
Ну у нас в Самаре "по официальным данным" мигрантов тоже можно по пальцам пересчитать...
Дело в том, что если даже большинство киргизов находятся на заработках заграницей, то русских точно ещё больший процент.